“Настоящая независимость‟
Телефон:
+7 (965) 290-69-99

Доклад ООО “ФОСЕРГ”

Тема доклада: Частные “произребители”* солнечных станций. Предпосылки и аспекты регулирования

Преамбула

Предлагаемый термин “произребитель” олицетворяет мировую тенденцию перехода из 1 централизованной системы электроснабжения в децентрализованную/распределенную и интерактивную, выражая, тем самым неизбежное появление такого класса потребителей электроэнергии, которые ее производят. Это частные домовладения, подворья, фермерские хозяйства, малый бизнес – все кто оперирует мощностью ок.10 кВт.

В отличие от традиционных программ стимулирования развития альтернативной энергетики, программа “произребитель” предлагает другой подход и модель, которая имеет превалирующий социальный уклон – стимулирует устойчивое социальное развитие. Речь идет об “энергетической демократии” – смене парадигмы энергетики, когда граждане получают право активно и прямым образом участвовать и получать доход от энергогенерации, а не оставаться пассивными реципиентами коммунальных услуг.

Солнечная генерация – основа развития “произребителя”

Солнечная энергетика сегодня является лидером этого перехода от централизованной системы в децентрализованную, которая лежит в основе развития “произребителя” как класса. Происходит это по следующим причинам:

  • Кратное удешевление стоимости оборудования для солнечных электросистем (СЭС) за последние 6–8 лет, что делает солнечную энергетику экономически выгодной по сравнению традиционными и другими возобновляемыми источниками электроэнергии.
  • СЭС не требует топлива – для производства электроэнергии нужен только дневной свет, что делает ее практически бесплатной для потребителя.
  • СЭС не имеют подвижных механизмов, что обеспечивает их высокую надежность в процессе эксплуатации.
  • Наиболее масштабируемая из технологий ВИЭ – мощность СЭС можно всегда и легко дополнительно нарастить.
  • Общедоступность – ограничивается только уровнем средней солнечной радиации в месте установки и наличием затененных участков.
  • Гарантированный срок эксплуатации солнечных модулей – основы СЭС – не менее 25 лет. Первые СЭС, построенные в Европе в середине 80-х прошлого века, продолжают успешно вырабатывать электроэнергию с минимальной потерей мощности – всего ок.10%.
  • Один из наиболее экологичных и “близких” источников энергии к потребителю. Солнечная генерация позволяет избежать существенных потерь энергии при доставке потребителю. • Интеграция солнечной энергетики в национальную систему энергетики – диверсификация портфеля генерации, что снижает риск изменения цен на энергоносители в национальном масштабе.
  • Традиционные генерирующие мощности (например, угольные ТЭЦ) используют большое количество пресной воды. Солнечная энергетика не требует воды для генерации и сохраняет ценные водные ресурсы.

Россия – одно из наиболее привлекательных мест для развития децентрализованной системы электроснабжения, как ввиду потенциала страны, так и ввиду сложившейся ситуации в энергетике. По данным Московского Энергетического Института 2/3 территории РФ находится в зоне децентрализованного и автономного энергоснабжения. Это почти 25 млн. человек. Более 50 регионов РФ энергодефицитны, стоимость 1 кВт/ч в глубинке – до 100 руб. и выше (например, Якутия). Надежность электроснабжения в развитых странах – 7–10 часов перерывов в год, в РФ – 70–100 часов. Не считая малого и среднего бизнеса в городах, 250 тыс. деревенских хозяйств и 18 млн. личных подсобных хозяйств в РФ нуждаются в электроэнергетике.

Развитие децентрализованной системы электроснабжения выгоднее и рациональнее развития централизованной системы – нет необходимости нести колоссальные капитальные затраты на развертывание инфраструктуры, кроме того, программа развития “произребителей” частично перекладывает нагрузку финансирования на “произребителей”, понятно, при понятных и прозрачных параметрах инвестиционной привлекательности. Другими словами, развитие децентрализованной системы должна стать предметом активного частного предпринимательства и частного инвестирования.

Для того, чтобы понятным образом сформулировать смысл развития “произребителя” как явления или, если хотите, зарождающегося класса в современной России, нужно напомнить два факта:

1. Централизованная энергетика в России субсидируется из бюджета (федерального и местных). Субсидируется и распределенная энергетика – это Якутия, Амурская область, Еврейская автономная область, теперь Крым. Кроме того, существуют еще перекрестные субсидии, и “планово” убыточные предприятия ЖКХ, количество которых составляет около трети от всех и уровень годовых субсидий превышает 100 млрд. руб. в год.

2. В Европе же централизованная энергетика, в основном, не субсидируется – действует рыночный тариф (его состав – это другой вопрос). Субсидии предлагаются только инвесторам в альтернативную (в том числе солнечную) энергетику.

Поэтому такое явление как prosumer на Западе некоторым образом отличается от предлагаемого нами понятия “произребитель” для России. Экономика Prosumer зиждется на субсидированном тарифе – feed-in tariff, который где-то уже незначительно, но превышает рыночный в целях стимулирования ВИЭ. Однако именно этот фактор является приоритетным для развития Prosumer.

Экономика же “произребителя” в РФ не ориентируется на специальный тариф для ВИЭ, который превышает рыночный, а предполагает вернуться к рыночному из существующей обратной диспропорции. Можно представить это простой диаграммой (в сравнении с Германией и Францией).

Рис 1.

Другими словами, красная точка должна быть существенно ближе к зеленой. 

Искусственное поддержание низкого тарифа, понятно, имеет социальный оттенок, а также экономический, являясь скрытым субсидированием для поддержания конкурентоспособности производителей, ориентированных на экспорт. Однако, в текущих условиях, когда экономика требует модернизации, активного внедрения новых технологий и повышения производительности, такой подход является очевидным препятствием. Он не позволяет развивать внутренний рынок, тормозит деловую активность в целом и не стимулирует модернизацию основных фондов энергетики, которые изношены на 60%.

Вернемся к понятию “произребитель”. В него в условиях современной России мы вкладываем новый класс предпринимателей – класс, если хотите, массовый – инвесторов в собственную энергетическую независимость. Такой массовый класс может возникнуть только, если такая деятельность будет выгодна. Потребитель не станет “произребителем” (инвестором в собственную СЭС), если он не будет иметь возврат на свои инвестиции менее 10% годовых, тем более не будет массовым явлением. Очевидно, что сейчас “произребители” появляются (устанавливают свои СЭС), но только там, где это в большей мере продиктовано необходимостью (плохим качеством или вовсе отсутствием электроснабжения) и, он, скорее, “самопроизребитель” – потребляет все, что производит СЭС и “теряет” излишки, окупая СЭС только в отношении к жидкостным электрогенераторам.

В сложившихся обстоятельствах для российской экономики, настала пора радикально снижать бюджетное субсидирование энергетики (оставляя субсидии только для льготников) и давать формальное право каждому “произребителю” продавать излишки произведенной энергии третьим лицам по цене (в том числе, и в централизованные сети), не выше той, которую бы он платил сам, оставаясь просто потребителем.

Бюджет от этого выиграет кратно – не только за счет сокращения субсидирования как такового (в том числе, и за счет развития “произребителей”), но и за счет снижения капитальных затрат на строительство инфраструктуры распределенных сетей – основная нагрузка инвестирования может быть перенесена на “произребителя” (или объединения таковых по близкому территориальному признаку , например, в кооперативы). ЦИЭ же получают большую плату и возможность аккумулирования средств для инвестирования в модернизацию изношенных основных фондов. Желание потребителя перейти в разряд “произребителя” появится только при приемлемом уровне окупаемости – возврат на инвестиции в СЭС при тарифе 7–8 руб. за кВт час составит 10–8 лет, тогда как при 4–5 рублях окупаемость СЭС (с аккумуляторным блоком) выходит за пределы 14 -15 лет.

При возможности продажи излишков электроэнергии для “произребителя” снижается необходимость установки мощного аккумуляторного блока. Это, в свою очередь, ведет к сокращению капитальной стоимости СЭС, уменьшением срока возврата на инвестиции “произребителя”, а значит и стимулированию развития “произребителя” как класса, который “потащит” за собой всю цепочку по развитию местного производства, мелкого и среднего предпринимательства.

Экономические факторы развития программы “Произребитель”

Для того, чтобы подготовить основу развития “произребителей”, необходима наличие правильной “смеси” экономических факторов. Решение инвестировать собственные средства в солнечную энергетику обусловлено, прежде всего, ожидаемым экономическим эффектом от работы солнечной станции. Такой экономический эффект зависит от многих факторов: стоимость солнечной установки, действующие тарифы, уровни солнечной радиации и самопотребления. Также, экономическими факторами развития “произребителя” являются его влияние на функционирование действующих моделей работы централизованных источников энергоснабжения и ЖКХ.

Стоимость

За последние 5–6 лет стоимость солнечных систем (как капитальная, которая включает стоимость оборудования и установку), так и операционная (традиционно крайне низка и продолжает снижаться за счет технологической оптимизации) снизились в два раза. Например, если в 2009 году стоимость 1 Ватта солнечного парка “под ключ” в Чехии составляла минимум 2,7 Евро, то сейчас стоимость 1 Ватта в аналогичном парке редко превышает 1,4 Евро/Ватт. Быстрое технологическое обновление отрасли стимулирует дальнейшее снижение цен, которые в ряде стран уже вышли за пределы “паритета розетки”.

Тарифы

Не открою секрета – тарифы растут и будут продолжать расти. Структура тарифов складывается из стоимости электроэнергии, ее транспортировки, инвестиционной составляющей и налогов. В России, большая часть энергетических мощностей функционирует на углеводородах, стоимость которых растет постоянно ввиду увеличения стоимости добычи – бурим и копаем все глубже и глубже… Износ основных фондов в электроэнергетике – 60%, а 9ГВт тепловых станций не соответствует техническим требованиям участия в рынке – налицо предстоящие инвестиционные расходы, и это без учета расширения инфраструктуры, которая в углеводородной энергетике предполагает еще и длинный путь до потребителя: разведка-добыча-транспортировка-преобразование-строительство/ обновление инфраструктуры. Таким образом, мы видим, что инвестиционная составляющая тарифов будет расти. По данным МЭР, рост цен на электро- и теплоэнергию будет опережать уровень инфляции на 25–30%. До какого уровня он дойдет? Полагаю, что справедливая цена через 5–7 лет в среднем может составить 10–12 рублей за кВт*час при текущей стоимости рубля, если, конечно, не будут включаться механизмы бюджетного субсидирования.

Впрочем, во многих регионах РФ текущий тариф уже превышает этот прогноз. Например, в Якутии стоимость кВт*час подчас превышает 100 руб. (понятно, что из-за пресловутого “Северного завоза”). Высокая фактическая стоимость электроэнергии субсидируется из бюджета. Между тем, солнечная энергетика – это самый БЛИЗКИЙ источник энергии к потребителю или к “произребителю”, который к тому же исключает фактор неустойчивости энергоснабжения при авариях на линиях передачи энергии. Для развития “произребителя”, к которому, по сути, понятие “тариф” не применимо, важно, чтобы СЭС окупалась в разумный срок (не более 10 лет) как за счет экономии на самопотреблении, так и за счет возможности реализации излишков электроэнергии. Производительность СЭС имеет сезонный характер и зависит от продолжительности светлого времени суток. Очевидно, что наибольшей производительности СЭС достигает в весенне-летний период, когда у “произребителя” и появляются излишки энергии. В настоящее время, отсутствие права реализации этих излишков снижает уровень окупаемости СЭС, делая его недостаточным для инвестирования.

Солнечная радиация

Разговоры о том, что Россия — не самая подходящая для развития солнечной энергетики территория с точки зрения суммы солнечной радиации, не более, чем устойчивый миф и развенчивается легко. Достаточно сказать, что в российской средней полосе примерно на 10% больше солнца, чем в Германии. Между тем эта страна — мировой лидер солнечной генерации, на которого приходится 31% совокупной мощности солнечных станций в мире.

В отдельных районах Западной и Восточной Сибири суммарная годовая солнечная радиация составляет 1 300 кВт·ч/м2, то есть даже больше, чем в южных регионах России. Хотя, конечно, наиболее подходящие районы для размещения солнечных электростанций находятся на юго-западе (Северный Кавказ, район Черного и Каспийского морей), а также в Южной Сибири и на Дальнем Востоке. Значительными ресурсами обладают Калмыкия, Ставропольский край, Ростовская и Волгоградская области, Краснодарский край.

Посмотрев на карту солнечной радиации России, можно заметить, что свыше 60% территории страны имеет более высокие показатели излучения, нежели Европа, которая так славится развитой солнечной энергетикой. Так что дело не в отсутствии возможностей — скорее, в наличии узкокорпоративных интересов углеводородного лобби и боязни конкуренции.

Поведенческие факторы и мотивации

Какие виды неденежной мотивации могут играть значительную роль в развитии “произребителя”? Основные мотивы – те же, что заставляет нас покупать современный смартфон и автомобиль –престиж, статус и комфорт. Ведь никому и в голову не приходит задумываться об экономической окупаемости нового Айфона или БМВ! Есть ли в этом рациональность?! Стоит отметить, что именно такие нерациональные мотивы являются самыми сильными среди всех видов неденежной мотивации, они даже перебивают экономический здравый смысл.

Пока стоит лишь констатировать – солнечной энергетике еще далеко до ассоциаций со статусностью и престижем. Связано это во многом и со слабым уровнем информированности общества и косностью, что уже анти-мотивация.

Что же до комфорта – понятием более рациональным, то действительно, домашняя СЭС комфортна (разумеется, при условии ее оптимальной конфигурации): не нужно оплачивать счета, беспокоиться о топливе, ничто не шумит и не пахнет. К слову, об этом общество в РФ, также слабо информировано.

Безопасность и сохранность. Вы, наверное, не купите мобильный телефон, который горит или взрывается, равно как и автомобиль, в котором нет подушек безопасности или знаете, что он подвержен неожиданным поломкам. Рационально ли тогда покупать дизельный генератор, в котором масса движущихся частей и наличие пожароопасного топлива или газгольдер?… Правильно выбранная домашняя СЭС исключительно надежна и безопасна: в ней нет подвижных механизмов, она не пожароопасна, в ней не горит пламя, она не дымит, к ней неприменимо выхлоп или утечка опасных газов. Риторический вопрос: а информировано ли общество об этом?

Независимость и самодостаточность. Эти категории мотивации активно действуют в рациональной Европе и, собственные СЭС действительно обеспечивают их удовлетворение. В России такая мотивация может иметь успех, по-видимому, с повышением статусности этих категорий.

Окружающая среда и экологичность

К сожалению, бережное отношение к окружающей среде и экологическое воспитание в РФ остаются на очень низком уровне, оставаясь уделом энтузиастов. Ситуация меняется в лучшую сторону не не настолько быстро. Очень важно сделать бережное отношение к окружающей среде престижным, модным, если хотите.

Технологический фактор развития

Развитие технологий в фотовольтаике. За срок своего развития фотовольтаика, как отрасль промышленности, показывает 20%-ный цикличный рост – когда каждое удвоение роста производства солнечных модулей сокращает удельную стоимость на 20%. В настоящее время себестоимость 1Ватта в солнечном модуле составляет 0,4 ЕВРО, а к 2018 году достигнет уровня 0,3 ЕВРО с дальнейшим снижением до 0,18 ЕВРО в 2024 году. Наряду с постоянным удешевлением традиционной технологии на кристаллическом кремнии, в течение предстоящей декады ожидаются прорывы и в развитии технологий с применением нано-материалов и покрытий (например, квантовые точки). Россия, где собственно, солнечная энергетика зародилась, уровень НИОКР в этой сфере сильно отстал. В настоящем, когда требование локализации производства оборудования обусловлен как требованием законодательства (пресловутое постановление правительства РФ №449 от 28.05.2013), так и внешними экономическими и политическими угрозами, необходимо воспользоваться возможностью и приобрести новейшее оборудование для производства, а также организовать собственные разработки в солнечной энергетике.

Аккумуляторы. Элемент, влияние которого на стоимость автономной СЭС наиболее значительно, ввиду их ключевого влияния на самопотребление. Литий-ионные и свинцово-кислотные аккумуляторы останутся доминирующими технологиями еще на протяжении ближайшего десятилетия. Могут появиться и другие технологии. Ожидается, что цены на литий-ионные батареи снизятся с $700/кВт час в 2013 году до $300 в 2020–2025.

Электромобили. По прогнозам консалтинговой группы Trigg & Telleen количество электромобилей в мире вырастет к 2020 году со 180 000 до 20 миллионов штук. Во многих странах производство 5электромобилей стимулируется в рамках действующих программ перехода транспорта с углеводородной технологии. В России электромобили уже стали модной и престижной темой, во многом благодаря выдающимся характеристикам “Тесла Мотор”. Согласно социологических опросов, проводившихся с участием портала Greenevolution многие автолюбители РФ готовы пересесть на электромобили класса Тесла при наличии инфраструктуры заправок, которая уже развивается. Этот фактор будет способствовать развитию “произребителя” и уровню его самопотребления и гибкости в окупаемости СЭС, как источника заряда батарей электромобилей.

Энергоэффективность. Программа призвана уменьшать потребительскую нагрузку, что для “произребителя” имеет как положительный, так и отрицательный эффект. С одной стороны, снижение потребительской нагрузки ведет к уменьшению самопотребления от СЭС, что, в свою очередь, снижает конкурентоспособность “произребителя“, в особенности, если установленная мощность СЭС была рассчитана на высокую нагрузку потребления. С другой стороны, снижение потребительской нагрузки позволяет уменьшать установленную мощность СЭС (тем самым, удешевляя саму СЭС, в частности, уменьшая количество аккумуляторов, которое составляют около 1/3 в стоимости СЭС). Энергоэффективность, таким образом, повышает конкурентоспособность автономных СЭС (с аккумуляторным блоком). Таким образом, развитие программы энергоэффективности в РФ, является значимым опосредованным стимулом развития распределенной генерации и “произребителя” как класса.

Управление потребительской нагрузкой. В качестве частичной альтернативы установке в СЭС аккумуляторного блока управление потребительской нагрузкой имеет потенциальную перспективу для развития “произребителя”. Например, в тот момент суток (и в сезон), когда СЭС производит избыточное (по отношению к потреблению) количество электроэнергии, роизводится автоматическое подключение дополнительной нагрузки (посудомойка, сушилки, стиральная машина, насос бассейна и пр.) или даже перевод электроэнергии в тепло. Инвертерно-зарядный блок СЭС достаточно легко программируется на подобные режимы и уже сейчас применяется в практике, давая, таким образом, дополнительный экономический стимул развития “произребителя”.

Инфраструктура “Умные сети”. Это понятие объединяет в себе и передовую инфраструктуру подсчета и измерений в электросетях, и высокое взаимодействие между централизованным электроснабжением и распределенными сетями, и дистанционное управление нагрузкой… Чаще понятие “умные сети” применяется в отношении развития распределенных источников энергии (в том числе и солнечной) и сохранения этой энергии в рамках распределенной сети. В странах, где фотовольтаика развита, “произребитель” часто сталкивается с техническими ограничениями централизованных сетей (т.н. “ факторы надежности присоединения”). Стратегия “умных сетей” могут формировать основу интерактивных решений взаимодействия потребителя и централизованных энергосбытовых организаций и определения баланса в вопросах присоединения. Определение такого разумного баланса, который сможет учитывать технические и экономические интересы “произребителя”, станет дополнительным стимулом развития “произребителя”.

Суммируем факторы развития “произребителя”

Рис. 2

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ